Проблемные материалы

Сегодня предлагаем вашему вниманию статью на тему: "проблемные материалы" с полным описанием возможных проблем. Все вопросы вы можете задавать в комментариях после статьи.

Проблематиче­ское выражает незавершенность науки. Посредством этого критерия выде­ляются основные компоненты научного знания: ассерторический (завер­шенный), проблемный (незавершенный) и гипотетический (возможный).

Некоторые авторы предлагают одноаспектную трактовку проблемы. Так, В.П. Бранский подразделил знание на два вида: позитивное (результа­ты) и негативное (проблемы). Такая жесткая оппозиция неправомерна, ибо она игнорирует позитивное содержание проблемы. Известная трехкомпо- нентная структура задачи (дано; требуется; задано) адекватно моделирует основные элементы научной проблемы. Здесь явно известное фигурирует в блоке «дано». Компонент «требуется» содержит целевую установку на новый результат. Хотя она ориентирована на неизвестное, конечный про­дукт представлен позитивными характеристиками некоторого идеала — образца. И лишь элемент «задано» предполагает неизвестное (полное со­держание результата, метод его достижения).

Другие авторы сводят научную проблему к некоей «пустой структуре» вопросов, которая когнитивно заполняется лишь будущим решением. В таком же духе интерпретируется проблемная ситуация в науке. Она пред­стает в виде противоречия между общественной потребностью в новых знаниях и теоретическими средствами се удовлетворения. Редукция про­блемы к чисто субъективным формам вопроса и потребности устраняет ее основной субстрат. «Задача заключает в себе содержание и указывает на определенные действия, которые должны быть произведены над этим со­держанием». Чтобы быть содержательным предметом орудийной структу­ры мышления, проблема должна включать в себя некоторые когнитивные образы. Они и служат тем материалом, который подвергается конструк­тивным изменениям под воздействием метода. Роль проблемного мате­риала (ПМ) как предпосылки исследования противоречива. С одной сто­роны, он обладает свойством трансформироваться в новое знание. Здесь он является предметом для инструментальных воздействий метода. С дру­гой, ПМ -— функциональный заместитель и представитель материального объекта и в этом качестве он задает ученому вполне определенные ходы мысли. Такое диалектическое сочетание и позволяет проблемному знанию реализовывать предметную функцию.

Видео (кликните для воспроизведения).

Во многих странах фотографии или видеоролики, на которых изображены сцены эксплуатации детей и жестокого обращения с детьми, называют либо “непристойными изображениями детей”. Сегодня многие практикующие врачи предпочитают использовать термин “материалы о жестоком обращении с детьми” или CAM, поскольку это название, как кажется, точнее передает реальную природу содержания термина.

Интернет полностью изменил масштабы и природу производства и распространения CAM. Сексуальная революция середины 60-х годов, характеризующаяся открытостью выражения и разнообразия сексуальности, возвестила расцвет спроса на порнографию, и магазины книг для взрослых появились во многих европейских и американских городах. Эти магазины и, помимо них, бизнес почтовых рассылок собирал и поставлял огромные объемы порнографии всякого вида и полного спектра жесткости. Спрос на порнографию удовлетворялся множеством ключевых участников рынка по всему миру. Как и всякий вакуум, эта ниша была быстро заполнена предпринимателями, и очень быстро выросла крупная сеть поставок.

Среди порнографии, которая покупалась, продавалась и обменивалась, были и фотографии с изображениями детей. Законы против материалов о жестоком обращении с детьми (Anti-CAM), принятые в 1977 году в США, в скором времени распространились в Европе, и производство материалов CAM быстро исчезло и ушло в подполье. К 1986 году практически все традиционные пути получения материалов такого рода были полностью перекрыты, повысив возможность полного подавления коммерции в сфере CAM. Исторически трудности обнаружения материалов CAM в то время означали: люди, желающие просматривать материалы CAM, должны были подвергать себя огромному риску и тратить большие деньги, чтобы получить доступ к такому материалу. Все это изменилось с изобретением интернета. Др. Элвин Купер (Alvin Cooper) говорил о двигателе “тройного А” для киберсексуальности, который легко трансформировать в соответствии с тем, как интернет революционно изменил производство и распространении материалов CAM:

Проблемные материалы «“МК” в Бурятии» за февраль 2011 г.

Таким образом, в абсолютном большинстве материалов авторы пытаются обвинить те или иные государственные структуры. Высокая доля обличительного контента свидетельствует о преимущественно конфликтной коммуникации издания.

Рассмотрим более подробно проблемные материалы «Институт – Общество». Публикация Дмитрия Родионова «Где же потерпевший?» («“МК” в Бурятии» № 11 от 16 марта, с. 6) дает прекрасную иллюстрацию к типологии изложения материалов газеты. Автор последовательно, опираясь на мнения экспертов Владимира Морозова, Евгения Пегасова, Валентины Нартуевой, Людмилы Кучумовой, Ирины Малакшиновой, доказывает невиновность и надуманность обвинений в адрес руководителей «Макбура». Избыточность доказательств становится той базой, на основе которой автор иллюстрирует очевидность подобного положения. Следующий шаг – к итогу-обвинению и призыву к действию правоохранительных органов:

«Главный вопрос, который необходимо решить нашему обществу – почему на протяжении последних лет в Бурятии ведется целенаправленная и безнаказанная политика по уничтожению местной перерабатывающей промышленности, по сути, уничтожение экономики государства? С юридической точки зрения в невиновности руководства «Макбура» уже никто не сомненвается, ничьи права не нарушены. Тогда что же это – рейдерский захват? Кому это выгодно? Обнадеживает лишь то, что недавно президент Бурятии Вячеслав Наговицын предложил МВД по РБ обратить пристальное внимание на участившиеся случаи рейдерских захватов предприятий в регионе. Хочется верить, что это окажется в очередной раз лишь сотрясением воздуха. Как говорится, надежда умирает последней».

Видео (кликните для воспроизведения).

Таким образом, в тексте можно выделить следующие элементы развития ситуации:

1) ввод в проблемную ситуацию (пересказ событий судебного разбирательства);

2) формулирование тезиса о невиновности руководителей «Макбура»;

3) аргументация тезиса невиновности:

– подтверждающее мнение аудитора СП РБ Владимира Морозова;

– опровержение нарушения, которое усмотрела проверка минфина РБ;

– подтверждающие мнения Председателя Счетной палаты Бурятии Евгения Пегасова; экс-начальника отдела пищевой и перерабатывающей промышленности минсельхозпрода РБ Валентины Нартуевой; старшего инспектора Счетной палаты РБ Людмилы Кучумовой; консультанта комитета Народного Хурала РБ по земельным вопросам и аграрной политике Ирины Малакшиновой;

Читайте так же:  Расчет кредита на 5 лет

4) итог-призыв к действиям правоохранительных органов.

Все построение материала определяется целью – защитить руководство «Макбура», которое в данном случае определенно играет роль «жертвы». Правда следует отметить, что в материале нет попытки создать образ страдания. И это опять же укладывается в методику проблемных материалов издания.

В другой публикации – «Остановка по требованию» («“МК” в Бурятии» № 14 от 6 апреля, с. 7) – Татьяна Никитина ставит проблему муниципального конкурса на маршруте «Улан-Удэ – Хоринск». Тема предполагает использование социального инструментария при создании журналистского произведения, поскольку речь идет о нарушениях в сфере перевозок пассажиров между двумя населенными пунктами. Однако логичная схема с созданием образа «злодея» и образа «жертвы» тут не находит своего воплощения.

Тактика проблемного материала:

1) Введение в проблемную ситуацию;

2) Предыстория проблемных перевозок с ООО «Колонна № 8»;

3) Итоги проверок на маршруте, демонстрирующие недобросовестность «Колонны № 9»;

В материале отсутствуют цитаты, которые могли бы придать ситуации определенный драматизм. В частности, легко получить возмущенный комментарий пассажира, которому вместо билета стоимостью в 161 руб. предлагают его по цене 250 рублей. С другой стороны, мы не найдем и прямой характеристики героя-«злодея»:

«В 9 случаях комиссия выявила нерегулярное отправление автобусов, то есть 9 раз проверяющие приходили в указанное в расписании время на остановку, а там никого не было. Вместо положенных двух автобусов из Хоринска отправляется один. У кого-то из водителей отсутствовала лицензия на право перевозки пассажиров, у кого-то не было страховки пассажиров, ОСАГО, аптечки, огнетушителя… Но больше всего справедливый гнев народа вызвали факты самоличного регулирования новыми перевозчиками цены на билеты. В то время как предельный тариф на перевозку пассажиров установлен в размере 161 рубля, новые перевозчики требовали 200 и 250 рублей».

Татьяна Никитина избегает образных, художественных характеристик. В основе работы журналиста – изложение фактов. Поэтому и вместо эмоциональных цитат она использует нейтральный пересказ события. Однако такой подход таит в себе и подводные камни.

Это позволяет говорить об авторской позиции, которая концентрирует в себе властные полномочия текста. При подобном положении только слово автора обладает достаточной силой для утверждения или опровержения истины, для утверждения события. Особенность подобной структуры авторских материалов, безусловно, продиктовано особой логической структурой текста, стремящейся нейтрализовать эмоционально-образное воздействие и активизировать рациональное восприятие происходящего. Все это позволяет автору утверждать свою позицию как «истинную». В результате там, где «Информ полис» стремится представить обе противоборствующие точки зрения на проблему, «“МК” в Бурятии» выступает «за правду», т.е. интерпретирует события в соответствии с собственными представлениями о справедливости, причем нередко сам становится конфликтующей стороной (как в противостоянии с Анатолием Хориноевым).

Таким образом, проблемный дискурс издания характеризуется следующими чертами:

– смешанная модель освещения проблемных материалов (таблоидно-аналитическая);

– представление события в авторской версии;

– утверждение преимущественно одной точки зрения в конфликтных материалах;

– «расследовательская» стилистика публикаций.

Подобная идеология издания формирует и соответствующие тактики проблемных материалов. Порой, цели публикаций не включают в себя информирование, а оценку того или иного события. В частности, «Открытое письмо Председателю Верховного суда Бурятии Анатолию Хориноеву» Татьяны Никитиной (№ 44 от 2 ноября, с. 3.) не имеет информационного повода, а написано исключительно из обличительно-дискредитирующих целей оценки личности судьи. Полагаем, что подобный текст не мог появиться ни в одной из республиканских изданий, кроме «МК». В результате тактики проблемных материалов оказываются связанными с множеством почти субъективных целей публикаций. Это может быть защита одной из конфликтующих сторон, обвинение, оценка, выяснение причин событий и т.д. Пространство проблемы не отделено от автора нейтральной журналистской позицией, в результате тактики развития проблемных материалов принимают самый неожиданный поворот. Стоит отметить, что таблоидная форма изложения проблемы в соответствии с «ролевой» структурой практически не используется.

Выделим следующие типичные тактики издания:

1) тактика «расследования»: представляет собой сюжет, в котором за основу берется событие, смысл и значение которого значительно переоцениваются за счет появившихся новых подробностей. В дальнейшем публикация может перерастать в обвинение власти или какой-либо иной структуры или института. К подобным типам можно отнести следующие материалы: «Нефрит сводит с ума» (№ 1-2 от 12 января, с. 7), «Где же потерпевший?» (№ 4 от 26 января, с. 6) Дмитрия Родионова и др.

2) тактика освещения конфликта: цель публикаций подобного рода информировать произошедшее во всех подробностях. Чаще всего, автор в подобных материалах становится на сторону «потерпевшего» и стремится обвинить «злодея» в каких-либо действиях, повлекших или же вызвавших нежелательные последствия в будущем. Подобная тактика присуща материалам Дмитрия Родионова «Под ногами власти» (№ 3 от 19 января, с. 2), «Партизанская» война» ( № 4 от 26 января, с. 5); Татьяны Никитиной «Светлый путь» (№ 3 от 19 января, с. 9) и др.

3) тактика выявления причинно-следственной подоплеки тех или иных событий (явлений): после информирования о каком-либо событии автор подробно разбирает причины и следствия произошедшего. Чаще всего, в итоге – автор представляет оценку, в которой содержится либо прогноз, либо морально-нравственная характеристика, либо предлагается выход из создавшегося положения. Подобные цели и тактики встречаются в публикациях: Дмитрия Родионова «Политическое дело» (№ 3 от 19 января, с. 3), «Политический гонг» (№ 4 от 26 января, с. 2); Татьяны Никитиной «Против лома» (№ 4 от 26 января, с. 3), «Страховка для дольщика» (№ 4 от 26 января 2011 г., с. 4), «Триста кубов» (№ 4 от 26 января, с. 6); Станислава Белобородова «Большая разница» (№ 5 от 2 февраля, с. 2) и др.

Читайте так же:  Ипотека в банке уралсиб в 2019 году условия, процентная ставка, калькулятор и порядок оформления

4) тактика «Проблемное интервью»: ставит те же цели, что тактика выявления причинно-следственной подоплеки. Основное отличие заключается в том, что в подобных материалах мы не встретим конфликтной позиции интервьюера. В результате вся аналитическая работа должна быть проведена интервьюируемым, который должен быть специалистом в рассматриваемой проблеме («Байкальская гавань: итоги и перспективы» Станислава Белобородова 1-2 от 12 января, с. 4; «Разогретая экономика» Марка Гольдштейна № 1-2 от 12 января, с. 23; «В рамках правового поля» Татьяны Никитиной № 3 от 19 января, с. 7 и др.).

5) тактика информирования о решении проблемы: несмотря на то, что это чаще всего информационный материал, его роль в проблемном поле значительна. Нередко они включаются в проблемный тематический дискурс, информируя о происходящем и создавая событийную платформу, на основе которой затем формируется идеология (а порой и мифология) тематического дискурса. Иногда, в случае необходимости подобные публикации принимают вид разъяснения тех или иных нововведений. В публикациях «МК» это следующие материалы:. «Пробки: ликвидация» (№ 4 от 26 января, с. 5), «По закону и справедливости» (№ 4 от 26 января 2011 г., с. 9) Татьяны Никитиной.

6) тактика обвинения: в «МК» обычно реализуется с утверждения порочности лица или системы, явления. Затем приводятся аргументы обвинения, т.е. факты, свидетельствующие об истинности выдвинутых пунктов обвинения. В итоге газета может обратиться к Президенту Бурятии или к общественности с призывом призвать к ответу героев публикации. В отличие от тактики выявления причинно-следственной подоплеки в тактике обвинения тезис виновности является основным, формирующим пафос инвективы. Отличительной чертой таких материалов является непосредственное участие автора в качестве одной из конфликтующих сторон. Подобных материалов, несмотря на конфликтный характер регионального издания «МК», не так много, но все же они встречаются. Это публикации Татьяны Никитиной, посвященные теме Анатолия Хориноева: «А судьи кто?» ( № 5 от 2 февраля, с. 3), «Трубка чести» (№ 6 от 9 февраля, с. 2), «Квартира» (№ 12 от 23 марта, с. 7), «Боги закрытой империи» (№ 14 от 6 апреля, с. 2-3) и т.д. Среди публикаций, не связанных с судебной тематикой отметим публикацию «Письмо ветерана Г.А. Зюганову» (№ 16 от 16 ноября, с. 4).

В целом вокруг издания сложилась особая коммуникативная среда: сосредоточенность на проблемах функционирования региональной власти, а также отсутствие эмоционально-экспрессивных приемов воздействия сформировало издание, которое влияет «на принятие решений». В конечном итоге, являясь ярко выраженным таблоидом, функционально «МК» играет роль качественного издания.

«В газете должны быть проблемные материалы, иначе зачем люди будут ее читать?»

Изображение - Проблемные материалы %D1%82%D0%B5%D0%BF%D0%BB%D1%8F%D0%BA%D0%BE%D0%B2

На минувшей неделе краевую газету «Алтайская правда» покинули сразу четыре творческих сотрудника — решением руководства издания их сократили из-за «сложной экономической ситуации». Под сокращение попал и известный алтайский журналист Сергей Тепляков. В интервью ИА «Банкфакс» он рассказал о подоплеке своего увольнения, о перспективах «Алтайской правды» и о развитии журналистики в целом.

– Что бы вы хотели добавить к своему заявлению, которое на днях было распространено в соцсетях? Как вы оцениваете уже состоявшееся сокращение четверки журналистов «АП»?

– Это, мягко говоря, глупо, потому что возникает вопрос: «кто будет делать газету?» Если человек знает процесс, он понимает: когда четыре сотрудника, на каждом из которых держался определенный кусок работы, уходят из газеты, возникают проблемы. В редакции «Алтайской правды» есть такая вещь, как дежурство по номеру. Когда мы уходили, уже некого было ставить на дежурство. Что они от этого выгадали? У каждого из нас были свои темы. Муравлев – краевед, и просто уникальный, сейчас такого нет. Извекова – заслуженный работник культуры. Она писала на темы экологии, о природе, о лесном хозяйстве. Я пытался писать проблемные материалы, но в последнее время они шли крайне тяжело. Какие-то вещи выходили, но например, материал про поселок Восточный, где люди не могут узаконить жилье, лежит в редакции с лета прошлого года. Мне Генри Гарриевич (Роор, главный редактор «АП» – прим. ред. «БФ») его завернул и сказал: «вы необъективны». Где же я необъективен, покажите. Он зачем-то послал мой материал проверять в городскую администрацию, оттуда прислали ответ без шапки и без подписи. Я написал материал про ликвидацию медбиблиотеки, его тоже отправили куда-то заверять, собирать какие-то комментарии, пока собирали, библиотеку закрыли к чертям.

– Вы считаете, это связано с опережающей лояльностью нового руководства «Алтайской правды» или при прежних редакторах происходило то же самое?

– При Козлове (Александр Козлов, главный редактор «АП» в 2006-2013 гг – прим. ред. «БФ») было не так. Конечно, он понимал, где работает, но он также понимал, что газета должна оставаться газетой. Во-первых, в России у газеты есть функция – заступаться за людей. Во-вторых, в газете должны быть проблемные материалы, иначе зачем люди будут ее читать? Она должна давать людям какую-то картину мира, и картина, как мы все гуляем по цветущему лугу, усыпанному васильками, под необычайно синим небом и ласковым солнцем, никогда никого не устраивала. Даже в советские времена.

– Но ведь Козлов всегда производил впечатление крайне осторожного человека…

– При всем том он отлично понимал, что такое журналистика.

– Сейчас российская журналистика в целом переживает трансформацию. Есть запрос на пропаганду, и нет запроса на проблематику. Может, происходящее в «АП» – это всего лишь отражение федерального тренда?

– Тренды трендами, но они меняются. Вот буквально на днях руководитель администрации президента РФ Сергей Иванов говорил о журналистике и о том, что надо уходить от пропаганды. Кроме того, если вы хотите что-то пропагандировать, это должно с чем-то потребляться, потому что чистая пропаганда никогда потребляться не будет. Просто стрелять по площадям из 40-ствольной установки «Град», как в Афганистане, бессмысленно. Это приводит только к тому, что народ озлобляется и в Афганистане, и в России. Народ смотрит в газету и не видит себя. Все.

Читайте так же:  Перевод денег с карты пумб на карту приватбанка через интернет

– Трое человек сокращены в «АП» в связи с достижением пенсионного возраста, а вас, по утверждению руководства краевого управления по печати и информации, уволили за «неподобающее поведение». В чем оно заключалось?

– Поясню вот что. Троих человек просто сократили. Есть приказ именно о сокращении. Про пенсионный возраст – это Максиму Викторовичу (Герасимюку, руководителю управления по печати и информации Алтайского края – прим. ред. «БФ») ужасно хотелось бы так видеть. Пенсионный возраст и что теперь? У нас много кто пенсионного возраста, давайте всех сократим. Опять же я сказал в начале, что у газеты есть свои потребности и их надо закрывать. Я говорил Герасимюку: «Максим, как ты думаешь, у нас на лестнице ночуют студенты, которые хотели бы занять чье-то место?» Смена где? Смены нет.

Я не знаю, в чем заключалось мое «неподобающее поведение». Трудовой договор со мной расторгнут в связи с сокращением штата. Если уж говорить про неподобающее поведение, то за него из «АП» можно много кого выгнать. Что такое подобающее поведение, а что нет? Я писал материалы, ходил на планерки, меня постоянно отмечали за лучшие материалы, пьяный в редакции я не валялся…

– Говорят, вы в нецензурной форме прилюдно оскорбляли Роора.

– Такого вообще не было. Это все фантазии. Я понимаю, что людям просто надо что-то сказать. Естественно, у нас были разговоры на повышенных тонах. Но, извините, когда газету гробят в течение года… Ему говорил не только я, на общем собрании говорил весь коллектив! Редакция живой организм, там работают живые люди со своими делами и амбициями, там много чего происходит.

– По словам того же Герасимюка, почти все ваши претензии к новому руководителю «АП» лежат в экономической плоскости, хотя вам, как творческому человеку, логичнее было бы критиковать контент…

– На таком предприятии, как «Алтайская правда», экономика и контент очень сильно связаны, потому что если у тебя фиговый контент, то и экономика в конечном счете будет фиговой. Что ты будешь продавать? Единственное, что может продавать редакция газеты «Алтайская правда», это газета. Газета будет продаваться хорошо, если у нее хорошее содержание, так что все взаимосвязано. Нас сократили в рамках оптимизации в связи с экономическими трудностями, значит, я должен думать об экономике, это же мне по голове прилетело от экономических проблем!

Желание сделать из «Алтайской правды» животноводческую ферму, где есть «зоотехники» (главный редактор, его замы, экономист и пр.), которые все знают, и дойное стадо, которое должно стоять в стойле, жевать сено и давать молоко (журналисты) – это неправильно. Это, мягко говоря, не газета. Никакое творческое предприятие по такой схеме работать не будет, а у нас именно так и выстраивалось.

Нам свалили эту новую модель, за которую что-то уплачено. Все мы отлично понимаем, что уплачено за подержанный товар, потому что это модель «Вечернего Барнаула». За сайт тоже уплачено. За совершенно нерабочий сайт, где не работает поиск, «грохнулся» архив газеты, лента новостей живет один день. Вчерашнюю новость на сайте уже не найти, там постоянно что-то не работает. Они горделиво называют это порталом, и Генри Гарриевич говорил, что он стоил 50 тысяч рублей. А потом оказывается, что у газеты возникли экономические проблемы, из-за которых надо уволить четверых человек. На последнем собрании по поводу сокращения нам радостно сказали, что в газете остается еще 16 творческих сотрудников. Я понимаю, что какая-то взаимозаменяемость возможна, но если из больницы выгнать стоматолога, то возникает вопрос, кто будет сверлить зубы. Да, все в белых халатах, все врачи, но существует и специализация…

– Если посмотреть на ситуацию со стороны, то выглядит так, что с новыми руководителями газета развивается. Обновлена графическая модель, модернизирован сайт, экономика улучшается…

– Что значит «обновлена модель»? Это модель 90-х годов.

– Но газета-то изменилась! До этого она была еще более архаичной.

– Почему архаичной? Она была совершенно нормальной. Новое – не синоним хорошего. Вот, к примеру, была у тебя старая машина «Чайка», а ты купил себе новую «Ладу Калину». Ты лучше сделал? Да, она новая, у нее якобы стеклоподъемники есть, правда, они ломаются через раз.

За «архаичную» модель мы получили в 2005 году первое место на фестивале прессы Союза журналистов России. В так называемой архаичной модели были большие снимки, был заголовочный комплекс (заголовок, подзаголовок, врезка). Ленты новостей были на первой и второй полосах. Что еще должна делать газета, чтобы ее не называли архаичной?

Сейчас подзаголовков нет, подписи под снимками делаются шрифтом, который невозможно читать, снимки мелкие и их мало. У нас при старой модели одних только новостей в номере было 20 штук, а сейчас бывают номера, где всех материалов (и больших, и маленьких) – 20. Материалы не помещаются, лежат неделями. Материал об актере Ляпустине не влез в газету и лежал почти неделю. При том, что мы поговорили с его женой, и у нас был эксклюзив. Потом его поставили, но в тираж с документами, а это полторы тысячи экземпляров. Спохватились и поставили снова – в обычный тираж. То есть массовый читатель увидел его через неделю после того, как все СМИ об этом написали.

Читайте так же:  Как узнать остаток по кредиту хоум кредит банк через интернет

Между прочим, «Алтайская правда» это краевая газета, в крае 60 районов и городов, они должны себя видеть. Они должны о себе читать. «Новую» модель можно было использовать как базу – что-то на ее основе творить, придумывать, пробовать. А когда ты приходишь и говоришь «мне нужен снимок на полторы колонки», а тебе дизайнер отвечает: «у нас модель, мы не можем ничего двигать»… Извините, Господь Бог заветы спустил, а люди их нарушают, а тут нельзя изменить газетную модель.

Нормально представить и подать материал просто невозможно. Я понимаю, для чего эта модель нужна. Такие внешние обновления очень заметны и можно отрапортовать: «мы работаем, изменения начались». А потом можно просто вешать лапшу и говорить: «газета всем нравится!» Но как она может нравиться, если у нас два номера подряд в «толстушке» вышла одна и та же полоса, если сетка от одного кроссворда, а вопросы от другого? Каждый номер берешь и плакать хочется.

– Такое настроение разделяет вся редакция «АП» или это ваша личная позиция?

– Это не мое личное мнение. Были собрания коллектива, на которых высказывался не только я, но и люди, от которых трудно было этого ожидать. У Роора, Герасимюка и Ляпунова (Андрея Ляпунова, начальника департамента информационной политики крайадминистрации – прим.ред. «БФ») есть желание изобразить все так, что одному Теплякову не нравится.

– Вы не усматриваете в своем сокращении какого-то политического подтекста? Публика в Facebook именно так разворачивает ситуацию…

– Не знаю насчет политики… Я писал про дома на Чкалова, там при ремонте крыши из 700 тысяч украли 600. Есть две экспертизы, люди годами ходят и добиться правды не могут. Это политика?

– Вы говорите, что в «Алтайской правде» будет некому работать, однако коллеги-журналисты всегда возмущались тем фактом, что у действующих сотрудников «АП» оставалось достаточно времени на внештатное сотрудничество с другими изданиями, на литературную деятельность. Вы, к примеру, начали писать книги, работая именно в «Алтайке», а не в «Свободном курсе»…

– Юрий Олеша стал писателем, работая в газете «Труд», и своих «Трех толстяков» писал на рулоне типографской бумаги. Я не знаю, это от «Алтайской правды» зависит или от того, что я прожил некоторое количество лет и у меня что-то накопилось в душе. Здесь взаимосвязь непрямая. В «АП» точно так же, как и везде, есть норма строк. При Козлове за выполнением нормы строк следили жестко. Поэтому если кто-то из редакции написал книжку, то он ночей не спал.

– Что, на ваш взгляд, в ближайшие несколько лет ожидает «Алтайскую правду»?

– Прогнозы никогда не сбываются. Может быть так, а может и эдак. Понятно, что сейчас предпринимаются колоссальные усилия по удержанию газеты на плаву. Подписная цена дотируется бюджетом наполовину. И при этой дотации тираж все равно ведь сокращается. Неизбежно наступит момент, когда «Алтайская правда» перестанет устраивать рекламодателей и денежный поток с этой стороны уменьшится. Газета будет обходиться бюджету еще дороже. Как долго бюджет сможет себе это позволить?

– Вы один из самых ярких представителей алтайского медиа-сообщества, однако есть ощущение, что ваш роман с журналистикой, как с профессией, закончился, как минимум, пять лет назад. Так ли это?

– Просто за пять лет очень много всего изменилось. И какие-то темы, о которых ты раньше писал и не вздрагивал, теперь устанешь проталкивать. Это очень тяжело. Опять же должно быть так: ты пишешь и после этого что-то происходит, проблема решается, есть результат. А результатов на самом деле давно уже нет. В том же доме на Чкалова есть дедушка, который раньше ко мне ходил, а теперь к нему хожу я, потому что он уже не может. А ситуация все не меняется!

– Журналисты вашего поколения часто упрекают своих молодых коллег в том, что они слишком поверхностны, не вникают в освещаемые темы и т.д. Но, по существу, такая журналистика отвечает текущим запросам аудитории, которая тоже не готова вникать. Так, может, нынешний читатель заслуживает такой журналистики?

– Это процесс многоаспектный. Да, читатель не хочет вникать, но кто его от этого отучил? Людей постоянно глушат информацией по восходящей. Постоянное подбрасывание дровишек в костер очень быстро себя исчерпало. Надо писать о проблемах, которыми живет человек. Тогда журналистика получит большее количество тем. Ты же не только журналист, но и человек, а человек должен делать мир лучше. И когда он отказывается от этой роли, то непонятно, зачем живет.

– Сегодня медийные топ-менеджеры пытаются нивелировать риски, внушая редакторам, что рейтинг СМИ нужно делать уже не на негативе, а на позитиве. Вы считаете, такое в принципе возможно?

– Теперь они говорят, хватит кошмарить читателей. Так вот не надо было его кошмарить раньше.

– И что делать?

– Писать про жизнь. Просто писать про жизнь. И тогда все будет прекрасно совмещаться: на первой странице у тебя будет праздник, на второй – какой-то конфликт, на третьей – еще что-то. Я смотрю старые номера «Алтайской правды» и вижу, что там была просто жизнь, и это всем нравилось. А когда возникает задача пропаганды, тогда возникает масса умозрительных композиций, из которых жизнь постепенно выдавливается.

– Чем планируете заниматься дальше?

Будущее образования находится в тесной связи с перспективами проблемного обучения. И цель проблемного обучения широкая: усвоение не только результатов научного познания, но и самого пути процесса получения этих результатов; она включает еще и формирование познавательной самостоятельности ученика и развития его творческих способностей (помимо овладения системой знаний, умений, навыков и формирования мировоззрения).

Читайте так же:  Кредит под залог квартиры в сбербанке

Итак, проблемное обучение – это современный уровень развития дидактики и передовой педагогической практики. Проблемным называется обучение потому, что организация учебного процесса базируется на принципе проблемности, а систематическое решение учебных проблем – характерный признак этого обучения.

Проблемная ситуация и учебная проблема являются основными понятиями проблемного обучения. Учебная проблема понимается как отражение логико-психологического противоречия процесса усвоения, определяющее направление умственного поиска, пробуждающее интерес к исследованию сущности неизвестного и ведущее к усвоению нового понятия или нового способа действия. Существует две основные функции учебной проблемы:

1. Определение направления умственного поиска, то есть деятельности ученика по нахождению способа решения проблемы.

2. Формирование познавательных способностей, интереса, мотивов деятельности ученика по усвоению новых знаний.

Для учителя она является средством: управления познавательной деятельностью ученика; формирование его мыслительных способностей.

В деятельности ученика – служит стимулом активизации мышления, а процесс ее решения – способом превращения знаний в убеждения.

Проблемная ситуация – средство организации проблемного обучения, это начальный момент мышления, вызывающий познавательную потребность учения и создающий внутренние условия для активного усвоения новых знаний и способов деятельности.

Проблемная ситуация может быть различной. По содержанию неизвестного проблемные ситуации делятся: неизвестная цель; неизвестен объект деятельности; неизвестен способ деятельности; неизвестны условия выполнения деятельности.

По виду рассогласования информации: неожиданности; конфликта; предположения; опровержения; несоответствия; неопределенности.

По методическим особенностям: непреднамеренные; целевые; проблемное изложение; эвристическая беседа; проблемные демонстрации; игровые проблемные ситуации; исследовательская лабораторная работа; проблемный фронтальный эксперимент; мысленный проблемный эксперимент; проблемное решение задач; проблемные задания.

Особенность проблемных методов состоит в том, что методы основаны на создании проблемных ситуаций, активной познавательной деятельности учащихся, состоящих в поиске и решении сложных вопросов, требующих актуализации знаний, анализа, умений видеть за отдельными фактами явления, закон.

В современной теории проблемного обучения различают два вида проблемных ситуаций: психологические и педагогические. Первая касается деятельности учеников, вторая представляет организацию учебного процесса.

Педагогическая проблемная ситуация создается с помощью активизирующих действий, вопросов учителя, подчеркивающих новизну, важность, красоту и другие отличительные качества объекта познания. Создание психологической проблемной ситуации сугубо индивидуально. Не слишком трудная, ни слишком легкая познавательная задача не создает проблемы для учеников. Проблемная ситуация может создавать на всех этапах процесса обучения: при объяснении, закреплении, контроле.

Учитель создает проблемную ситуацию, направляет учащихся на ее решение, организует поиск решения. Таким образом, ребенок становится в позицию своего обучения и как результат у него образуются новые знания, он овладевает новыми способами действия. Трудность управления проблемным обучением состоит в том, что возникновение проблемной ситуации – акт индивидуальный, поэтому от учителя требуется использование дифференцированного и индивидуального подхода.

Проблемная ситуация специально создается учителем путем применения особых методических приемов:

– учитель подводит школьников к противоречию и предлагает им самим найти способ его разрешения;

– сталкивает противоречия практической деятельности;

– излагает различные точки зрения на один и тот же вопрос;

– предлагает классу рассмотреть явление с различных позиций;

– побуждает обучаемых делать сравнения, обобщения, выводы из ситуации, сопоставлять факты;

– ставит конкретные вопросы (на обобщение, обоснования, конкретизацию, логику рассуждения;

– определяет проблемные теоретические и практические задания;

– ставит проблемные задачи (с недостаточными или избыточными исходными данными; с неопределенностью в постановке вопроса; с противоречивыми данными; с заведомо допущенными ошибками; с ограниченным временем решения; на преодоление психической инерции и другим).

Для реализации проблемной технологии необходим:

– отбор самых актуальных, сущностных задач;

– определение особенностей проблемного обучения в различных видах учебной работы;

– построение оптимальной системы проблемного обучения, создание учебных и методических пособий и руководств;

– личностный подход и мастерство учителя, способные вызвать активную познавательную деятельность ребенка

Проблемное обучение не может быть одинаково эффективным в любых условиях. Практика показывает, что процесс проблемного обучения порождает различные уровни как интеллектуальных затруднений учащихся, так и их познавательной активности и самостоятельности при усвоении новых знаний или применении прежних значений в новой ситуации.

В зависимости от характера взаимодействия учителя и учащиеся выделяю четыре уровня проблемного обучения:

– уровень несамостоятельной активности – восприятие учениками объяснения учителя, усвоение образца умственного действия в условиях проблемной ситуации, выполнение учеником самостоятельных работ, упражнений воспроизводящего характера, устное воспроизведение;

– уровень полусамостоятельной активности характеризуется применением прежних знаний в новой ситуации и участие школьников в поиске способа решения поставленной учителем проблемы;

– уровень самостоятельной активности – выполнение работ репродуктивно-поискового типа, когда ученик сам решает по тексту учебника, применяет прежние знания в новой ситуации, конструирует, решает задачи среднего уровня сложности, доказывает гипотезы с незначительной помощью учителя и так далее;

– уровень творческой активности – выполнение самостоятельных работ, требующих творческого воображения, логического анализа и догадки, открытия нового способа решения учебной проблемы, самостоятельного доказательства; самостоятельные выводы и обобщения, изобретения, написание художественных сочинений.

Эти показатели характеризуют уровень интеллектуального развития учащихся и могут применяться учителем как видимые показатели продвижения ученика в учебном развитии, в качестве основного содержания обратной информации.

Изображение - Проблемные материалы 469623265
Автор статьи: Евгений Антропов

Добрый день! Меня зовут Евгений. Я уже более 5 лет работаю экономистом в крупной компании. Я считаю, что в настоящее время являюсь профессионалом в своей области и хочу помочь всем посетителям сайта решать разнообразные вопросы. Все материалы для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести в удобном виде всю требуемую информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте всегда необходима консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оцените статью:
Оценка 3 проголосовавших: 491

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here